March 2nd, 2008

чашечка кофе

Русские в Делфте

 Ни от кого не могу добиться фотографий, чтобы поместить давно обещанный отчет о "Русском сезоне"  в Делфте. Зато делфтская городская газета с нашей подачи поместила вчера заметку о 5=тилетии нашего детского клуба. Заголовок они придумали сами - неплохо прикололись, по-моему!
                   "Русские идут? Они уже давно здесь!"
кюре

а вы помните, что завтра начинается МАСЛЕНИЦА?

Вот хороший повод вкусно поесть и вспомнить еще одну любимую книгу( нет, я не кулинарную имею ввиду),






 

 

Collapse )
 
 

а теперь - из обещанной книги:

Иван Шмелев. Масленица

Масленица... Я и теперь еще чувствую это слово, как чувствовал его в детстве: яркие пятна, звоны — вызывает оно во мне; пылающие печи, синеватые волны чада в довольном гуле набравшегося люда, ухабистую снежную дорогу, уже замаслившуюся на солнце, с ныряющими по ней веселыми санями, с веселыми конями в розанах, в колокольцах и бубенцах, с игривыми переборами гармоньи. Или с детства осталось во мне чудесное, непохожее ни на что другое, в ярких цветах и позолоте, что весело называлось — «масленица»? Она стояла на высоком прилавке в банях. На большом круглом прянике — на блине? — от которого пахло медом — и клеем пахло! — с золочеными горками по краю, с дремучим лесом, где торчали на колышках медведи, волки и зайчики, — поднимались чудесные пышные цветы, похожие на розы, и все это блистало, обвитое золотою канителью... Чудесную эту «масленицу» устраивал старичок в Зарядье, какой-то Иван Егорыч. Умер неведомый Егорыч — и «масленицы» исчезли. Но живы они во мне. Теперь потускнели праздники, и люди как будто охладели. А тогда... все и все были со мною связаны, и я был со всеми связан, от нищего старичка на кухне, зашедшего на «убогий блин», до незнакомой тройки, умчавшейся в темноту со звоном. И Бог на небе, за звездами, с лаской глядел на всех, масленица, гуляйте! В этом широком слове и теперь еще для меня жива яркая радость, перед грустью... — перед постом.

А вот еще - совсем по другому!
 

Collapse )