nadjavandelft (nadjavandelft) wrote,
nadjavandelft
nadjavandelft

Categories:

ПРО АЗАДА. продолжение.

После долгого перерыва возвращаюсь к этой истории. Когда я ее еще начинала., то мысленно поставила себе своеобразный финишный столб, дату, к которой я хотела бы закончить свой рассказ про мужа. Время убежало – и вот уже через неделю эта дата - – 17 июня, 10ая годовщина смерти. И хоть я явно не успеваю, надо собраться с духом и с мыслями и писать дальше.
Последний рассказанный кусочек нашей истории был про любовь и про то. что я ответила согласием на предложения Азада выйти за него замуж.

Весна продолжалась, мы учились жить вместе. Азад пытался вить гнездо – притаскивал домой какие-то хозяйственные вещи, купил новый диван вместо многострадальной тахты, в общем со рвением занялся обустройством дома – насколько это позволяла я и наши материальные ресурсы. Он и всегда это делал с удовольствием – и в России и затем – в Голландии. Был очень ловок с любыми инструментами и обладал неистощимой фантазией и инженерной смекалкой.
Работой в доме он спасался от бездельной маяты.
В нашей квартире в Голландии еще долго после его смерти я пользовалась плодами его домоводческой деятельности – ловко сконструированной сушкой для белья на балконе, лихо – из каких-то принесенных с помойки досочек сколоченными антресолями, до сих пор раскатываю тесто скалкой, которую он вырезал из сломанного черенка от лопаты – опять-таки, подобранной на помойке.
Как-то раз в Москве он приволок домой огромный рулон обивочной материи – ядовито-синеватого цвета – и заявил, что сошьет мне из него шторы на окна. Я поблагодарила, отговорилась тем, что у меня нет швейной машинки, а сама в ужасе думала – что обидеть его не хочу, но и такие шторы я не переживу. Позвонила маме в Ленинград – посоветоваться. Мудрая мама сказала: «Попроси Азада обтянуть этой материей твое старое кресло – оно продрано во всех местах, хуже уже не будет, да и Азада это займет на несколько дней. Идея мне понравилась – и я преподнесла ее Азаду в качестве альтернативы шторам. Он принял ее как руководство к действию. И вот тут я с интересом обнаружила – как просчиталась моя мама – да и я вместе с ней. Какие там несколько дней! Азад что-то помозговал, покрутил ткань так и эдак и – через два часа позвал меня полюбоваться результатом. Кресло было обтянуто. Как – это уже другой вопрос. Форма у него была сложная, куча всяких выступов и валиков, но инженерная курдская мысль трудности преодолела, хотя думаю, что профессионального обойщика мебели при виде такой работы инфаркт бы хватил. Тем не менее, дело было сделано и кресло живо до сих пор.
Я немного забежала вперед в своем рассказе, наверное, обивка кресла случилась позже и мама уже была знакома с Азадом.
А в том самом мае я долго собиралась с духом, чтобы сообщить маме о переменах в моей жизни. Наконец я позвонила ей, попросила ее усесться поудобнее и сказала, что сообщу ей странную новость.


                                                      МАМА И АЗАД


- Мама, - сказала я, - ты только не удивляйся и не пугайся, но мне сделали предложение и я собираюсь выйти замуж . Он – курд, беженец и вообще – я уже решила.!
Я не помню сейчас, что ответила мама, но, вопреки моим ожиданиям, она отреагировала очень спокойно. Потом я поняла – почему: она заведовала кафедрой латинского языка в Педиатрическом институте и постоянно имела дело с иностранными студентами – в том числе и с курдами. Ирак, Афганистан, Пакистан, Иран – она отлично знала этих людей, особенности их менталитета,
. поэтому и не восприняла потенциального зятя курда – как что-то очень экзотичное. Ведь будем честны – если мы - жители Москвы или Ленинграда видим перед собой невысокого молодого мужчину явно восточного происхождения, говорящего на ломаном русском – то прежде всего у нас возникают рыночные ассоциации. Я не говорю здесь о слое людей, пользующихся словами типа «чурка», «урюк» и т.л.
У мамы этого стереотипа не было, а было, скорее , представление о студенте, которого можно и нужно чему-нибудь научить, но при этом и отнестись к нему с полным уважением.
В общем, информация к размышлению была дана. Но одно дело – телефонные разговоры и совсем другое – знакомство, как теперь говорят, « в реале».
Я честно говоря, не горела желанием представлять их друг другу а потом еще между ними лавировать, пытаясь сгладить взаимные недопонимания.
И я сделала «ход конем».
Был конец мая, детский садик распустили на каникулы, я работала – отпуск светил только в июле – и мне жалко было Манечку, которой предстоял жаркий и достаточно одинокий июнь в Текстильщиках. Я решила отправить Маню в Ленинград на дачу – на попечение сестры и нянюшки – с их согласия, конечно, и попросила Азада отвезти туда дочку.
- У меня много работы, а тебе все равно делать нечего, - сказала я . Вот заодно и познакомишься!

АПД. прошу прощения за сноски - барахлит эксплорер, приходится просто так писать
Tags: azad, o wremeni i o sebe, pro zhizn', близкие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments